Меню

Смех как средство сатиры



Смех как средство сатиры

В нашем случае речь пойдёт о видах смеха вроде юмора, иронии, сатиры и т.п. Часто такие виды называют литературными, поскольку они произошли именно оттуда, но и в реальной жизни такие виды не исключены и пользуются огромной популярностью.

Виды смеха и их отличия описываются ниже каждый по отдельности, также к ним даются хорошие примеры, чтобы было понятно каждому. Представлены такие виды смеха, как: юмор, ирония, сатира, сарказм, гротеск и др.

Юмор – весёлый, добрый смех, помогает человеку освободиться от предрассудков, ошибочных убеждений, недостатков. Юмор, в отличие от иронии, сатиры и прочих злых насмешек, конструктивен и идёт в пользу человеку однозначно. Хотя, в настоящее время под словом «юмор» подразумевается не только юмор в прямом смысле слова, но и всё, что вызывает смех. Юмор – это то, что смешно и не наводит на расстройство.

«Помогите, люди добрые, кто чем не шутит!»

«Не волнуйся, а то станешь волнистым!»

«Ой, не могу! Пошёл памперс менять…»

«Все мы над червями ходим.»

«Если счастье не в деньгах, отдай их соседу.»

Ирония – улыбка над сложностями или недостатками, но добрая и не унижающая. Иными словами, тонкая насмешка над какой-либо проблемой, вызывающая улыбку. Но всё-таки ирония – это не к добру, поскольку антипод иронии – это радость и восхищение. Здесь положительные высказывания имеют отрицательный подтекст. но всё же! Ирония – хоть это и злая насмешка, но всё-таки и она тоже конструктивна и мотивирует на успех.

«Ну ты храбрец!» – лёгкая насмешка над трусливым человеком.

«О! Пролетарий умственного труда! Работник метлы!»

Постирония – это состояние, при котором иронию трудно отличить от искренности. Иными словами постирония – это отказ признавать, иронизирует автор или говорит серьёзно. Она совсем неоднозначна, у неё нет чётких границ между серьёзным высказыванием и ироничным. Собеседнику приходится напрягаться, пытаясь отличить одно от другого. Примером постиронии может послужить вопрос: «Ты это серьёзно или шутишь?» Тут сложно понять, в шутку это говорится или всерьёз.

Сатира – произведение искусства, остро и беспощадно обличающее отрицательные явления действительности. Иными словами, злая насмешка в литературе, а также в виде карикатуры, обычно над пороком общества или же какого-либо явления, например насмешка над технической неисправностью в кинотеатре, из-за чего сеанс показа пришлось завершить раньше времени. В более жёсткой форме – насмешка над катастрофой, в которой пострадали люди. Иногда сатира проявляется даже над гибелью людей… А вообще сатира – это любое унизительное обличение явлений при помощи различных неблагоприятных насмешек вроде: иронии, сарказма, пародии, гротеска и др. То есть сатирой можно называть и сарказм, и иронию и всё, что не к добру.

В реке утонул пьяный. Милиционер пишет: «Акт о входе тела в воду и о невыходе тела из воды.»

Сарказм – это когда язвительно говорят одно, а подразумевают другое. Обычно нашмешка или замечание над недостатком одного только человека, предмета человека или какого-либо явления, не имеющая никаких обид или сочувствия, действующая кому-либо специально на зло. Злая ирония, короче говоря. Предмет бессовестного и бессердечного человека. Как и сатира, сарказм – это едкая и издевательская насмешка.

«Если больной очень хочет жить, врачи бессильны.» © Фаина Раневская

«Россия будет справедливой и развитой страной! Растёт, растёт…»

«Ты такооой умный! Прям, герой тут нашёлся!» – насмешка гопника над интеллигентом.

Стоит человек на солнечной жаре уже 3 часа, а у него спрашивают, мол, не жарко ли тебе… – Нет, блин, замёрз!!

Кощунство – тот же самый сарказм, только в этом случае он идёт против церкви, божьей веры и всего святого. Вот, собственно, и всё. А примеры проводить не буду, иначе Бог меня накажет… 🙂

Гротеск – он, как и сатира, обычно является произведением искусства. Однако, в отличие от сатиры, гротеск – это нереалистичное преувеличение, смесь реального и фантастического, создающая абсурдные ситуации, комические несоответствия, противоречащие здравому смыслу. Другими словами, чистое нарушение правдоподобия. А вообще, гротеск, в отличие от видов смеха, перечисленных выше, отличается тем, что смешное в нём не отделяется от страшного, что позволяет автору в конкретной картине показать противоречия жизни и создать остросатирический образ. Гротеск – это совмещение реального и нереального, смешного и ужасного, прекрасного и безобразного… Хотя, глядя на вышеописанное, слово «гротеск» в реальной жизни практически не используется.

Читайте также:  Спрей средство защиты от бактериологических вредных факторов дезинфицирующее для ног объем 100 мл

У Салтыкова-Щедрина в произведении «История одного города» градоначальник огурцом зарезался.

Кентавр – это тоже гротеск! 🙂

И напоследок насчёт иронии и сарказма. Есть у них общая черта: в обоих понятиях выражается антипод, но и отличия у них конечно же есть. Как обычно говорят, мол, сарказм – это злая ирония, а ирония – добрый сарказм! )))

Источник

Формы комического в литературе

Приветствую вас, друзья. Ещё раз хочу поблагодарить за участие в опросе. И снова статья по заявкам читателей. Мы поговорим о юморе в литературе. Не как об отдельном жанре комедии, а как о части текста.

Тема эта очень большая и одной статьёй здесь не обойдёшься, поэтому буду постепенно её раскрывать, чередуя с другими текстами. Сегодня я остановлюсь на тех формах, в которых присутствует комическое в произведениях писателей.

Это понятие используется и в широком смысле слова, как интеллектуальная особенность человека, которая выражается в способности замечать комическое, смешное в окружающем мире. В основе юмора лежит «разрыв шаблона» или инверсия (переворачивание), противоречие с общепринятыми нормами, которое воспринимается как нелепица.

Такое противоречие вызывает особое эмоциональное состояние – смех. Это позитивная эмоция, обладающая способностью энергетической подпитки. Смех бодрит, повышает тонус, активизирует скрытые резервы человека, то есть обладает и лечебным действием.

В узком смысле слова юмор – одна из форм комического. Это насмешка, но не обидная. Для юмора характерна доброжелательность и позитивный настрой. Даже если высмеиваются какие-то недостатки, юмор оставляет приятное «послевкусие».

Бывают юмористические персонажи, поведение и высказывания которых вызывают беззлобный смех. Это, например, Санчо Панса в «Дон Кихоте» или кот Бегемот в «Мастере и Маргарите» — пожалуй, самый приятный персонаж из свиты Воланда. «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус, и ещё считаю долгом предупредить, что кот древнее и неприкосновенное животное».

Юмором могут быть пронизаны целые произведения, например, «Вечера на хуторе близ Диканьки» Н. Гоголя, рассказы А. Чехова.

Юмор всегда связан со сферой интеллекта, поэтому шутка должна соответствовать уровню читателя. Умный, эрудированный человек не оценит плоскую шутку, а не слишком интеллектуально продвинутый не поймёт умную. Есть люди, у которых проблемы с чувством юмора, они его вообще не понимают. Необязательно это индивиды с низким уровнем интеллекта, просто слишком серьёзные, рассматривающие юмор, как нечто низкое, не соответствующее их уровню.

Этот вид комического очень разнообразен. Есть, например, «чёрный юмор», когда объектом смешного становится что-то связанное со смертью. Примером качественного «чёрного юмора», на мой взгляд, являются книги Георгия Zотова (Именно таким образом выглядит на обложках его книг фамилия журналиста-международника АИФ).

Ещё одна особенность юмора – его национальный характер. У разных наций свои особенности мышления, восприятия мира, оценки событий, поэтому и смеются они над разным. О специфическом английском юморе, думаю, слышали всё. У русских он тоже специфический, с точки зрения англичан.

Ирония

Это мягкая, но всё же более заметная, чем в юморе, насмешка. В иронии ещё нет зла, но уже есть определённая доля осуждения. В иронии объект как бы переворачивается, и его отрицательные стороны выдаются за положительные. Иронию ещё называют тропом (стилистическим приёмом), при котором слово в контексте приобретает смысл, противоположный значению.

Например, мужчина с похмелья, разглядывая себя в зеркало, произносит: «Да уж, самец-красавец – подарок женщине к Восьмому марта». Или «И как такую красоту только земля носит?» — бросает мужчина вслед обидевшей его даме.

Иронизируя, то есть представляя отрицательное в положительном виде, автор должен быть уверен, что читатель увидит переносный смысл, оценит иронию, а не поймёт высказывание буквально. А такой риск всегда есть.

Сатира

Это высмеивание и разоблачение недостатков, отрицательных сторон, которые в сатирическом виде становятся особенно заметны и смешны. В отличие от юмора и иронии, сатира может быть злая и даже ядовитая. От неё нередко остаётся неприятный осадок и обида, если читатель узнает в объекте насмешки себя или то, что ему важно и дорого.

Вот некоторые читатели обижаются на мою статью о фанфиках и высказывают свои обиды в комментариях. Однако в статье нет сатиры, а есть ирония. Но и она может показаться обидной, если человек не способен иронизировать над собой. Часто это характерно для подростков в силу особенностей возраста.

Читайте также:  Как правильно переходить улицу с односторонним движением транспортных средств

В качестве примеров произведений, где виртуозно используется приём сатиры, можно назвать произведения М. Булгакова «Мастер и Маргарита» и «Собачье сердце», «Мёртвые души» Н. Гоголя, рассказы М. Зощенко.

Одна из особенностей сатиры – утрирование, сознательное преувеличение недостатков, выпячивание отрицательных сторон так, что объекты, ими наделённые, становятся смешными. Примером могут служить образы помещиков из «Мёртвых душ» или Швондер из «Собачьего сердца».

А когда утрирование настолько сильно, что выходит за пределы реалистичного, то сатира перерастает в гротеск.

Гротеск

Это тоже сатира, но доведённая до абсурда. Такой приём превращает текст в некую фантасмагорию, когда стираются грани между реальностью и фантазией. Примером может служить повесть Н. Гоголя «Нос», или роман Ф. Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль».

На мой взгляд, гротеск, как стиль произведения в целом, на любителя. Мне он не нравится, уж очень злые чувства пробуждает. Но как элемент в тексте вполне подходит для высмеивания, например, прислужников главного злодея. Не самого злодея. Он должен вызывать не смех, а уважение, даже если оно смешано с ненавистью.

Есть юмористические и сатирические произведения, есть иронические, например, целый поджанр иронических детективов. Но даже в серьёзных произведениях смех совсем не лишний. Он даёт разрядку, позволяет выставить в неприглядном виде отрицательных персонажей, юмор придаёт обаяния положительным героям.

На этом на сегодня всё, мои дорогие. До скорой встречи.

Источник

Литературные формы выражения смеха в сатире

Стихотворная сатира XVIII века связана со стилем та­ких произведений народного творчества, как «Шемякин суд», «Колязинская челобитная», сатиры XVII века. Она имела характер или монолога, или диалога. Поэтому пре­обладающими художественными приемами сатирической, комической обрисовки героев, а также выявления автор­ского отношения к ним становились стилистические прие­мы. Среди них главное место заняли гипербола и ирония.

Лиро-эпическая основа сатиры Кантемира определила особенности художественного выражения в ней обличи­тельного пафоса. Персонажи у него сохраняют жизненное правдоподобие (Критон, Сильван, Евгений и др.). Однако их «портреты» создаются с помощью гиперболизации, пре­увеличения основного нравственного свойства (спеси, не­вежества, чванства и т. д.). Нравственная оценка их со стороны автора осуществлялась с помощью иронии. В под­тексте своих сатир Кантемир выражал идеал, с высоты ко­торого осмеивались персонажи. В насмешке и иронии ви­дел основную силу таланта Кантемира Белинский.

Зрелость его как сатирика проявлялась в том, что иро­низировал он не над отдельными лицами: их недостатки свидетельствовали об общественно опасных явлениях. Поэ­тому у Кантемира особая эмоциональная оценка, свойст­венная сатире, дается не всегда в форме насмешки: нередко слышится негодование, сменяемое чувством горечи. По­ложение общества, пренебрегающего просвещением, тор­жество невежества представляется сатирику настолько опасным, что он, рисуя картину общественных нравов своей эпохи, вкладывал в нее всю свою ненависть к врагам нау­ки. Его ирония принимала в этом случае характер сарказ­ма, злой, негодующей насмешки.

Под митрой гордится то, в шитом платье ходит, Судит за красным сукном, смело полки водит. —

характеризует он общество, где все командные места за­няты невежественными людьми.

Сумароков в отличие от Кантемира сообщает большин­ству своих сатир характер обращения к собеседнику. Его суждениям и оценкам свойственна большая резкость и прямолинейность. Они даны в нарочито грубоватом тоне, выражают возмущение или презрение:

Взращен дитя твое и стал уже детина, Учился, научен, учился, стал скотина.

Из поэтических средств особенно часто используются риторические «вопрошения», восклицания, пронизанные иронией или негодованием:

. Но всяк ли Молиер

Между французами и всяк ли в них Вольтер?

Эти слова обращены к дворянам, преклоняющимся перед всем французским.

Ах, должно ли людьми скотине обладать?

Не жалко ль? Может бык людей быку продать?—

негодует сатирик по поводу безнравственного отношения помещиков-крепостников к своим крестьянам.

Для сатиры Сумарокова было характерно прямое выра­жение авторского отношения к предмету насмешки. Имен­но эта особенность определила преобладание в его стиле приемов сатирической патетики, т. е. интонационно-синтак­сических приемов.

Сатира Державина, как и сумароковская, является ли­рической в своей основе. Поэтому в ней преобладают поэ­тические средства риторического, ораторского стиля. Так, сатира-ода «Властителям и судиям» построена как страст­ный монолог-обращение к «неправедным», «недостойным». Интонация, оставаясь сравнительно однообразной, выдер­жана в высоком патетическом стиле, передает чувства воз­мущения, гнева, горечи, владеющие сердцем поэта:

Ваш долг есть: сохранять законы, На лица сильных не взирать. Без помощи, без обороны Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных, Несчастливым подать покров; От сильных защищать бессильных, Исторгнуть бедных из оков.

Читайте также:  В каких предложениях наречие выступает как средство выразительности языка стыдливо зеленеет

Рядом с высокой, одической патетикой у Державина уживается сатирическая патетика. Главным средством ее выступает ирония:

Осел останется ослом,

Хотя осыпь его звездами:

Где должно действовать умом,

Он только хлопает ушами. («Вельможа».)

Выражению эмоционального отношения к предмету подчинены все средства поэтической речи: гиперболизм и контрастность образов (порочный и истинный вельможа), сниженные сравнения (вельможа — осел), повторы («Ваш долг есть. »), повторы и параллелизмы («А там — изранен­ный герой», «А там — вдова стоит в сенях», «А там — на лестничный восход. »), градации («Приди, суди, карай лукавых. »),

Вельможа спит, а в прихожей его ждут просители. Их фигуры обрисованы во внешне спокойной, повествователь­ной манере. Взгляд автора, перемещаясь в пространстве, останавливается на каждом. Все вместе они создают эмо­ционально впечатляющую картину. Но она интересует поэта не сама по себе, а как средство косвенной характе­ристики вельможи, поведение которого противоречит вся­ким нравственным нормам. «Проснися, сибарит!»—обра­щает к нему гневные слова поэт.

Негодование переходит в поучение. Оно также имеет характер прямого авторского обращения к сильным мира сего, выдержанного уже в ораторской интонации.

Вельможи!— славы, торжества Иных вам нет, как быть правдивым; Как блюсть народ, царя любить, О благе общем их стараться, Змеей пред троном не сгибаться, Стоять — и правду говорить.

Сатира Державина более разнообразна по своей ин­тонации, чем сатира его предшественников. Раздражение, негодование, проклятие, шутка, насмешка, злая ирония, а рядом — высокий пафос утверждения идеала. Сопостав­ляя начальный период развития стихотворной сатиры с за­вершающим, нельзя не заметить, насколько поэтическая форма этого жанра стала совершеннее. Это касается и языка как средства создания комического эффекта. Вот как обрисован недостойный дворянин у Кантемира:

. А ты под парчою, Углублен мягко в пуху телом и душою, Грозно соплешь, пока дня пробегут две доли; Зевнул, растворил глаза, выспался до воли, Тянешься уж час-другой, нежишься. ожидая Пойло, что шлет Индия или везут с Китая.

А вот тот же персонаж у Державина:

А ты, второй Сарданапал! К чему стремишь всех мыслей беги? На то ль, чтоб век твой протекал Средь игр, средь праздности и неги? Чтоб пурпур, злато всюду взор В твоих чертогах восхищали, Картины в зеркалах дышали, Мусия, мрамор и фарфор? На то ль тебе пространный свет, Простерши раболепны длани, На прихотливый твой обед Вкуснейших яств приносят дани.

Картину утра вельможи, не обремененного делами, у Кантемира отличает точность зарисовки. Отношение ав­тора к недостойному дворянину, предающемуся праздно­сти и роскоши, выражено подбором синонимов, нарочито грубых. Отсюда и преобладание глаголов («зевнул», «раст­ворил глаза», «выспался до воли»). Интонация лишена шутливости, пренебрежительна, переходит в негодующую. У Державина в сравнении с Кантемиром художествен­ное начало в языке выражено более сильно. И хотя для него остается характерной ораторская интонация, насы­щенная риторическими приемами (обращениями, воскли­цаниями, повторами), его поэтическое видение более об­разно. «Облагорожен» язык сатиры в целом.

В своем отношении к отрицательным явлениям Держа­вин исходит из нравственных представлений и оценок на­рода. В его сатирах, писал Белинский, «видна практиче­ская философия ума русского; посему главное отличитель­ное их свойство есть народность, народность, состоящая не в подборе мужицких слов или насильственной подделке под лад песен и сказок, но в сгибе ума русского, в русском образе взгляда на вещи. В сем отношении Державин наро­ден в высочайшей степени. Мы имеем в Державине вели­кого, гениального русского поэта, который был верным эхом жизни русского народа, верным отголоском века. » 1 . История стихотворной сатиры, начиная с античной ли­тературы, говорит о том, что жанр этот расцветает в эпо­хи наибольшего обострения противоречий в обществе. Так было в эпоху Кантемира, а потом — Державина.

Традиции этого жанра оживают в творчестве поэтов-декабристов и молодого Пушкина, у поэтов «Искры», Доб­ролюбова и Некрасова, в XX веке — у Маяковского. Ры-леевская сатира «К временщику» восходит к «Вельможе» и «Властителям и судиям» Державина; идеи, образы, са­тирическая патетика державинской сатиры найдут разви­тие в «Размышлениях у парадного подъезда» Некрасова; сатирические типы Кантемира — в поэзии Маяковского 20-х годов. «Старый» жанр обретает новую жизнь в ли­тературе критического и социалистического реализма. Раз­витие общественной и художественной мысли определит изменения в его содержании, образной системе, стиле. Поэтому стихотворная сатира в поэзии Некрасова, а по­том Маяковского составит новые этапы в развитии жанра.

Источник