Меню

Мышьяк как лекарственное средство



Мышьяк как лекарственное средство

Актуальность. Соединение мышьяка по токсичности занимает одно из первых мест. Так как обладает высокой спoсoбнoстью лeгкo прoникать в oргaнизм. Попадая в различныe opганы и ткaни мышьяк вступaeт вo взaимoдeйствиe с фeрмeнтами и бeлкaми, приводя к тяжелым патологическим изменениям в организме человека.

Органические препараты мышьяка применяются как химиотерапевтические средства при спирохетозах и некоторых заболеваниях, вызываемых простейшими. Около 80 % мышьяка всасывается в желудочно-кишечном тракте, 10 % поступает через легкие и около 1 % – через кожу. Растворимые соли мышьяка быстро всасываются, поступают в кровь и откладываются в тканях, преимущественно в печени, селезёнке, почках, лёгких, слизистой кишечника. Основанная на вычислениях, возможная потребность мышьяка для людей с рационом 2000 ккал составила бы приблизительно 12–15 мкг ежедневно. Смертельная доза мышьяка для человека составляет 50-170 мг (1,4 мг/кг массы тела)

Такие препараты как натрия арсениат, раствор калия арсениата, мышьяковистый ангидрид и др. нужно принимать с осторожностью. Учитывая высшие разовые дозы, возраст больного, в процессе лечения необходимо тщательно следить за состоянием больного. Побочные явления тошнота, рвота, понос, желтуха, дерматиты, невриты и в отдельных случаях угрожающий жизни геморрагический энцефалит.

Вывод. Мышьяк является в малых дозах лекарственным препаратом, при недостатке может вызвать заболевания. В больших количествах – яд.

Источник

МЫШЬЯК

Мышьяк (Arsenicum, As) — химический элемент V группы периодической системы Д. И. Менделеева, соединения к-рого в медицине используются в качестве лекарственных средств; радиоизотопы мышьяка применяют для изучения его обмена в организме и для диагностики опухолей головного мозга (однако в этой области мышьяк вытесняется более совершенными радиофармацевтическими препаратами технеция-99м и др.). Мышьяк относят к микроэлементам (см.). При добыче мышьяковых руд и работе с веществами, содержащими Мышьяк, необходима особая осторожность, т. к. Мышьяк и особенно его соединения представляют собой значительную профвредность. Соединения Мышьякf могут служить причиной острых и хронических отравлений населения и персонала, имеющего с ними контакт. М. является также одним из наиболее сильных канцерогенов и тератогенов. Соли М. и другие его хим. соединения очень ядовиты, их применяют в качестве инсектицидов и гербицидов. Соединения М., попадая в организм, обладают способностью кумулироваться (в частности, в волосах и ногтях).

Содержание Мышьяка в земной коре составляет 0,0005 вес. %. В природе в чистом виде М. встречается редко; он распространен преимущественно в виде соединений с серой — сульфидов М. и сульфоарсенидов, реже в виде арсенатов (соли к-т 5-валентного М.) и арсенидов (соединения М. с металлами). Соли мышьяковистой к-ты, где М. трехвалентен, называются арсенитами. Известно св. 120 минералов, содержащих М., из к-рых наиболее распространены мышьяковый колчедан, мышьяковистый колчедан, реальгар (As4S4). В рудах М. чаще всего встречаются в комплексе с благородными и цветными металлами и серой. При сплавлении со щелочами М. образует очень ядовитый мышьяковистый водород — бесцветный газ без запаха (в чистом состоянии). Весьма ядовиты также все арсенаты и арсениты, к-рые используются в качестве инсектицидов.

Содержание М. в незагрязненных пищевых продуктах низкое — в среднем сотые доли миллиграмма на 1 кг веса (массы); содержание М. в суточном пищевом рационе человека, как правило, не превышает 1 мг. Вода незагрязненных соединениями М. поверхностных водоемов содержит в 1 л несколько микрограммов (тысячных долей миллиграмма) М., однако концентрация его в воде нек-рых минеральных источников достигает нескольких десятков миллиграммов на 1 л (см. Мышьяковистые воды). Допустимая концентрация М. в питьевой воде по ГОСТ 2874—73 составляет 0,05 мг/л.

Атомный номер М. 33, атомный вес (масса) 74,9216; атомный радиус 1,48 А, относительная плотность 5,72 г/см 3 (при 20°). Валентность М. в соединениях +3, + 5, —3, реже +2. М. состоит из одного стабильного изотопа с массовым числом 75. Искусственно получены 14 радиоизотопов М. с массовыми числами от 68 до 85, два из к-рых имеют также изомеры (см. Изомерия).

Большинство радиоактивных изотопов Мышьяка — короткоживущие и ультракороткоживущие, с периодами полураспада от секунд до десятков часов. В медицине в небольшом объеме применяются два радиоизотопа — с массовыми числами 74 (период полураспада 17,9 дня) и 76 (период полураспада — 26,4 часа). Потенциально подходящим для клин, исследований является также 72As, имеющий период полураспада 26 час.

76 As получают облучением природных соединений М. тепловыми нейтронами в ядерном реакторе, a 74As — на ускорителе заряженных частиц, чаще всего облучая германиевую мишень дейтронами на циклотроне, по реакции 73 Ge (d, n)— 74 As. Однако в этом случае по попутным реакциям образуются и другие радиоизотопы М. 72As можно получать с помощью изотопного генератора на основе материнского 72Se (период полураспада 8,4 дня), по реакции 70Ge (d, 2n) 72 Se->72As. 76As распадается с испусканием многокомпонентного спектра (3-излучения, основные составляющие к-рого имеют максимальные энергии Ер, равные 2,97 (54%); 2,41 (29%); 1,85(4%) и 1,76 МэВ (8%). Распад сопровождается гамма-излучением, охватывающим энергии от 0,510 до 2,656 МэВ. 74As распадается с помощью электронного захвата (39%), позитронного излучения (29% ) с энергией Ез+ = = 1,54 (3,5%)и 0,91 МэВ (26%) и бета-излучения (32%) с энергией Ер = 1,35 (18%) и 0,72 МэВ (14%)- Распад также сопровождается гамма-излучением в широком диапазоне энергий. 72As распадается путем электронного захвата и многокомпонентного позитронного излучения, одновременно испуская широкий спектр v-излучения.

Мышьяк имеет не менее трех основных аллотропических модификаций, из к-рых две кристаллические и одна аморфная. М. в наиболее устойчивой при обычных условиях форме представляет собой хрупкий серый металл; при атмосферном давлении возгоняется, не плавясь, при 615°. При конденсации паров М. образуется желтый М.— прозрачные кристаллы* по консистенции напоминающие воск, с плотностью 1,97 г/см 3 , при действии света или при нагревании желтый М. переходит в серый М. Существуют также стекловидно-аморфные модификации: черный М. и бурый М., к-рые превращаются в серый М. при нагревании до температуры выше 270°. Из арсенатов и арсенитов растворимы в воде только соли щелочных металлов и аммония. Азотной к-той и царской водкой М. окисляется в мышьяковую к-ту H3AsO4. Эта к-та применяется как исходный продукт для получения используемых в медицине органических соединений М. С кислородом М. образует мышьяковистый ангидрид As2O3 и мышьяковый ангидрид As2O5. При окислении As2O3 азотной к-той может быть также получена мышьяковая к-та H3AsO4.

В промышленности М. получают нагреванием минерала — мышьякового колчедана или (реже) восстановлением As2O3 с помощью угля. Для добычи М. используются и нек-рые другие минералы.

Наиболее распространенный и доступный метод выделения М. из субстратов биол, происхождения — это минерализация (см.) при помощи серной и азотной к-т. Качественно в минерализате М. может быть обнаружен методом, основанным на способности соединений М. восстанавливаться водородом до мышьяковистого водорода, к-рый обнаруживается затем качественными реакциями, напр, реакцией образования так наз. мышьякового зеркала, заключающейся в оседании на поверхности стекла металлического М. (так наз. проба Марша). Для количественного определения М. чаще всего применяют колориметрические методы: с диэтилдитиокарбаматом серебра в пиридине (чувствительность метода 0,04 мг As на пробу) и с использованием молибденовокислого аммония с серной к-той и электролитной медью для определения AsH3 (чувствительность метода — 0,002 мг AsH3 на пробу). Классическим методом количественного определения М. в чистом р-ре его солей является йодометрический метод, однако для практических целей он применяется редко.

Среднее содержание М. в теле человека — 0,08—0,2 мг/кг. В крови М. концентрируется в эритроцитах, где связывается с гемоглобином. Наибольшее его количество обнаружено в почках и печени. В тканях М. содержится в основном в белковой фракции. Он участвует в окислительно-восстановительных реакциях. Существует представление, согласно к-рому М. выполняет в организме какие-то функции, возможно и полезные, однако прямых доказательств этого нет.

Мышьяк постепенно выводится из организма, однако, поскольку период его полувыведения достаточно велик (280 дней), при постоянном поступлении М. в организме происходит его кумуляция.

Содержание

Профессиональные вредности

Поступление в организм человека соединений Мышьяка может происходить в производственных условиях, а также вне производства с воздухом (за счет промышленных выбросов), с водой (за счет загрязнения ее промышленными стоками), а также с природными подземными водами (за счет контакта с богатыми М. породами), с пищевыми продуктами, загрязненными М.

В окружающей человека среде из всех соединений М. больше всего содержится его солей — арсенитов натрия и кальция, а также арсената кальция, применяемых в качестве инсектицидов. Эти соединения могут загрязнять почву и с.-х. продукты, смываться с почвы талыми и дождевыми водами в поверхностные водоемы, проникать в грунтовые воды. Большое количество соединений М. может выбрасываться в атмосферу и поступать со сточными водами в водоемы в р-не расположения промышленных предприятий цветной металлургии, перерабатывающих железную, медную, свинцовую, цинковую руду, содержащую примеси мышьяка, а также в р-не предприятий по производству инсектофунгицидов, предприятий золотодобывающей промышленности, крупных электростанций, работающих на углях нек-рых месторождений, и др.

Читайте также:  Что таоке средства обращения

Опасность соединений М. зависит от их способности растворяться в воде и биол, жидкостях. К высокотоксичным и высокоопасным соединениям М. относят мышьяковистый водород (AsH3, арсин), оксиды М.: окись As (III) — мышьяковистый ангидрид, белый мышьяк (As203); окись As (V) — мышьяковый ангидрид (As2O5); хлорид As (III), AsCl3, а также органические соединения М.

Плохо растворимые в воде соединения М., напр, сульфиты и сульфиды М., относительно малотоксичны.

Токсическая доза соединений М. при однократном поступлении находится в пределах 0,01—0,05 г (при повышенной чувствительности к М. 0,001 г), смертельная доза — 0.06 — 0,2 г.

Общий характер отравляющего действия соединений М. на животных и человека заключается в их первоочередном действии на нервную систему и стенки сосудов, результатом чего является увеличение проницаемости сосудистой стенки и паралич капилляров. Механизмы регуляции кровообращения нарушаются, в результате нарушения трофики развиваются некробиотические очаги в печени, сердце, кишечнике, почках, ногтях, на коже отмечаются экзема, гиперкератоз, мышьяковистые бородавки.

Первичный механизм токсического действия соединений М., особенно As (III), объясняют их высоким сродством к SH-группам (тиоловым группам) ферментов и других биологически активных соединений, в т. ч. глутатиона (см.). Необратимо связывая SH-группы, соединения М. ингибируют SH-ферменты, нарушается жировой и углеводный обмен, снижается интенсивность окислительных процессов в тканях. Глубина биохим, нарушений зависит от количества и продолжительности воздействия яда на организм. Кроме того, многие исследователи полагают, что М. является антиметаболитом йода, селена и, возможно, фосфора, конкурентно занимая их места в соответствующих биохимических цепях и блокируя их. Соединения As (III) токсичнее соединений As(V).

При потреблении природных или загрязненных М. вод, содержащих более 0,1 мг/л М., а также в случае несоблюдения гиг. нормативов на производстве может развиться хрон, отравление М. Мышьяк и его соединения в производственных условиях проникают в организм работающих преимущественно через органы дыхания, меньше — через неповрежденную кожу и жел.-киш. тракт.

При выраженном хроническом отравлении соединениями Мышьяка, попадающими в организм человека различными путями, отмечаются постоянная тошнота, позывы на рвоту, боль в желудке, диспепсия, энтероколит, хрон, гепатит, в тяжелых случаях развивается цирроз печени. Аппетит отсутствует. Наблюдаются раздражение конъюнктивы, слезотечение, светобоязнь, отек век, помутнение стекловидного тела и роговицы, сухость в носоглотке, насморк, иногда изъязвление (вплоть до прободения) носовой перегородки, стоматит, ларингит, трахеит, бронхит. На коже — папулезная и пустулезная сыпь, чаще между пальцами; на мошонке — изъязвления; возникают жжение и краснота в области половых органов. Кроме того, хрон, отравления соединениями М. сопровождаются фурункулезом, рецидивирующей экземой, атрофическим акро-дерматитом, гипергидрозом, особенно ладоней и подошв (один из ранних симптомов интоксикации), пигментацией кожи, напоминающей пигментацию при аддисоновой болезни, атрофией и ломкостью ногтей, выпадением и поседением волос.

Изменения со стороны нервной системы выражаются снижением работоспособности, нарушением мышления, запоминания и речи, головной болью. Возможны депрессия, галлюцинации, раздражительность. Наблюдается полиневрит; в большинстве случаев поражение нервов симметричное, начинающееся дистально, на конечностях (чаще малоберцового и лучевого нервов). При прогрессировании поражения нервной системы — парезы и вялые параличи с последующей атрофией мышц и перерождением мышечной ткани.

Нередко развиваются ретробульбарный неврит, расстройство вкуса и обоняния.

Часто при хрон, отравлении соединениями М. отмечают дистрофические изменения во внутренних органах особенно в печени, почках и в сердце. В отдельных случаях возможны акроцианоз, облитерирующий эндартериит и узелковый периартериит. Изменения крови могут выражаться в анемии разной степени. Половая активность снижена.

Доказано канцерогенное действие Мышьяка. При многолетнем приеме препаратов М. внутрь или при работе с его соединениями в течение долгого времени развивается рак кожи. При профессиональном арсеницизме, а также после длительного лечения препаратами М. может развиться множественный рак. Поскольку вопрос о пороговости действия канцерогенов еще окончательно не решен, следует считаться с возможностью того, что поступление в организм любого количества М. связано с риском возникновения рака, так же как воздействие ионизирующей радиации. Экспериментально установлено тератогенное действие М.

Отравление

Острые отравления различными соединениями М. протекают тяжело.

Различают три формы острого отравления М.

При поступлении яда в желудок (напр., при отравлении инсектицидами и т. п.) наиболее вероятна жел.-киш. форма. При этом в течение первых 0,5—2 час. пострадавшие отмечают металлический вкус, ощущение царапанья и жжения во рту. Начинается сильнейшая боль в животе, неукротимая рвота. Рвотные массы чаще всего желто-зеленого цвета, иногда содержат белое «ядро» из нерастворившегося М. Спустя несколько часов рвота оканчивается, но боли в животе не прекращаются. Уже в первый день клин, картина этой формы острого отравления М. напоминает холеру. Наблюдается мучительный понос (испражнения напоминают рисовый отвар), наступает резкое обезвоживание организма, мочеотделение уменьшается, иногда до полной анурии (см.). Голос пострадавшего становится хриплым, нарастают судороги (особенно в икрах), цианоз, коллапс (см.). Смерть может наступить через несколько дней или даже часов.

Вторая форма острого отравления соединениями М.— паралитическая — наблюдается при поступлении в организм различными путями больших количеств яда (от 0,06 г и больше). Характерны общая слабость, болезненные судороги, потеря сознания, коматозное состояние, паралич дыхательного ii сосудодвигательного центров. Смерть может наступить через несколько часов, самое позднее — через сутки, без появления расстройств со стороны жел.-киш. тракта.

Третья форма острого отравления наблюдается при вдыхании пыли соединений М. (напр., при протравливании семян, добыче руды, содержащей М., и т. п.) или мышьяковистого водорода. При воздействии пыли М. сначала поражаются конъюнктива и слизистые оболочки дыхательных путей, иногда появляется кровохарканье. Если не принять надлежащих мер, все симптомы усиливаются, возникает сильная головная боль, иногда носовое кровотечение. Отмечают, что ранним симптомом этой формы острого отравления соединениями М. является тупая боль в руках и ногах. При утяжелении состояния появляются сладкий вкус во рту, тошнота, рвота, боли в животе, ощущение жара и зуда в области половых органов. Выражено поражение нервной системы — дрожание, судороги. Прогноз при этой форме острого отравления относительно благоприятный, однако последствия одноразового отравления могут сказываться в течение месяца.

Острые отравления мышьяковистым водородом по клин, картине не отличаются от отравлений, вызванных вдыханием других соединений М., что объясняется его гемолитическим действием. Первые симптомы отравления AsH3 — общее недомогание, рвота, желтуха, красный цвет мочи (за счет гемолиза крови), количество мочи уменьшено. В тяжелых случаях в крови резко снижено содержание эритроцитов и гемоглобина. Смертность при острых отравлениях мышьяковистым водородом достигает 30%.

Первая помощь и неотложная терапия. При отравлении соединениями М. по возможности требуется немедленная госпитализация. Неотложная терапия при отравлении AsH3 предполагает заменное переливание крови с внутривенным вливанием 40% р-ра глюкозы (10—20 мл), борьбу с анемией и почечной недостаточностью; в тяжелых случаях — искусственная почка. При остром отравлении per os проводят неотложные мероприятия, направленные на быстрое удаление М. из организма и его обезвреживание (рвотные средства, промывание желудка теплой водой, взвесью окиси магния — 20 г на 1 л воды). Затем вводят Antidotum arsenici (100 ч. р-ра сульфата железа плотностью 1,43 на 300 частей холодной воды) по 1 чайн. л. через каждые 10—12 мин. до полного прекращения рвоты. Применяют также Antidotum metallorum (в 100 мл воды 0,5—0,7 г сероводорода, 0,1 г едкого натра, 0,38 г сульфата и 1,25 г гидрокарбоната натрия): в желудок вводят 200 мл воды, затем 100 мл антидота, после чего промывают желудок. Назначают внутривенно 20 мл 25—40% р-ра глюкозы с аскорбиновой к-той (500 мг) и витамином B1 (50 мг), капельные клизмы из 5% р-ра глюкозы, физиол, р-р под кожу, камфору, кофеин, кислородную терапию. Следует как можно раньше начинать лечение ди-тиоловыми препаратами, к к-рым относятся липоевая кислота (см.), БАЛ, унитиол (см. Антидоты ОВ).

Для лечения некробиотических очагов на коже рекомендуют внутрь аскорбиновую к-ту, витамин А (100 000 ME в день), тиосульфат натрия (внутривенно), холодные примочки (свинцовые, с буровской жидкостью и др.), цинковые болтушки, гидрокортизоновую мазь, стрептоцидную и синтомициновую эмульсии и т. п. При воспалении конъюнктивы или роговицы — местно 5% р-р БАЛ или 5% р-р унитиола, при блефарите — мазь, содержащую эти вещества.

Читайте также:  Кислотные моющие средства для чего

Меры предупреждения отравлений, индивидуальная защита

В производствах, где возможен контакт с мышьяковистым водородом, рекомендуется герметизация оборудования, автоматизация процессов, рациональная планировка производственных помещений, эффективная вентиляция. При работе с пылевидными соединениями М. следует надевать респираторы типа «Лепесток» и др., защитные очки, противопылевую спецодежду и нательное белье, перчатки. Необходимы строгая личная гигиена, теплый душ без применения мыла после окончания работы, последующая обработка загрязненных или пораженных участков кожи спиртом. Производят дегазацию спецодежды (замачивание в 1% р-ре сульфата меди, 2% р-ре двууглекислого натрия или сульфата аммония, последующее тщательное прополаскивание или стирка под тягой). При возможности в технологическом процессе соединения М. заменяют другими, менее токсичными.

Обязательны осмотры рабочих перед приемом на работу на предприятия, где имеется контакт с М. и его соединениями, и периодические медосмотры работающих на этих предприятиях терапевтом — 1 раз в год, оториноларингологом — 1 раз в 3 мес., дерматологом — 1 раз в 6 мес. Рекомендуется определение М. в моче, количество к-рого в ней, по данным Планкетта (Е. P. Plunkett), не должно превышать 0,5—1 мг/л, а также в волосах и ногтях.

Работающим в производстве мышьяксодержащих солей, на добыче и переработке мышьяковых руд и т. п. полагается леч.-проф, питание (см. Питание лечебное), ежедневный прием 150 мг аскорбиновой к-ты, молоко (установлено, что молоко повышает выделение М. из организма и способствует лучшей его переносимости). Рацион работающих с М. должен быть обогащен белками, метионином и холином.

Предельно допустимая концентрация мышьякового и мышьяковистого ангидридов в воздухе — 0,1 мг/м 3 , арсената свинца — 0,15 мг/м 3 , мышьяковистого водорода — 0,1 мг/м 3 . При работе с радиоизотопами М. необходимо учитывать, что они относятся к радиоизотопам средней токсичности.

Минимально значимая активность на рабочем месте, пе требующая регистрации или получения разрешения органов Государственного сан. надзора, составляет не более 10 мккюри.

Определение в воздухе мышьяксодержащих соединений заключается в минерализации пробы сильными к-тами, окислении находящегося в пробе М. до мышьяковой к-ты, переводе ее в мышьяково-молибденовый комплекс и определении интенсивности его окраски колориметрированием. Соединения As (III) окисляют до As (V) и определяют таким же методом, чувствительность к-рого равна 0,5 мг As в анализируемом объеме. Используют также цветную реакцию М. с диэтил дитиокарбаматом серебра.

Патологическая анатомия отравлений мышьяком и мышьяк в судебно-медицинском отношении

Патологоанатомическая картина острых отравлений М. зависит от хим. свойств соединений М. и путей проникновения яда в организм (пероральный, ингаляционный, чрескожный).

При отравлениях арсенитами и арсенатами пероральный путем в течение первых часов отмечаются отек и полнокровие слизистой оболочки рта, глотки, пищевода, желудка и кишечника, очаговые кровоизлияния, поверхностные некрозы слизистой оболочки кишок, иногда их изъязвление, набухание и увеличение лимф, фолликулов (пейеровых бляшек) и лимф, узлов брыжейки, на слизистых оболочках обнаруживаются частицы яда. В тяжелых случаях патоморфол, картина в кишечнике напоминает изменения при холере.

При отравлениях мышьяковистым водородом ингаляционным путем наблюдается внутрисосудистый гемолиз с желтухой и появлением бронзового оттенка кожи, острый гемоглобинурийный нефроз, дистрофия печени, гемолитическая анемия. Макроскопически в почках обнаруживается черно-бурая радиальная исчерченность в почечных пирамидках, обусловленная задержкой пигментированных шлаков в просвете дистальных отделов почечных канальцев (цветн. рис. 1). Гистологически в почках выявляются коагуляционный некроз эпителия почечных канальцев с последующим его отторжением и регенерацией, гемоглобиновые цилиндры в просвете почечных канальцев (цветн. рис. 2). Изменения в печени макроскопически соответствуют картине желтой дистрофии. Гистологически выявляется стеатоз, очаговые или диффузные центролобулярные некрозы. Электронно-микроскопически в почках и печени наиболее ранние повреждения обнаруживаются в эндотелии капилляров, отмечается отек, разрушение крист и деформация митохондрий, расширение эндоплазматического ретикулума, разрыв клеточных мембран, пикноз ядер. Начальные повреждения нефротелия более выражены в апикальных отделах. Они характеризуются разрывом клеточных мембран, десквамацией микроворсинок и некрозом клеток. В гепатоцитах наблюдается почти полное исчезновение гликогена, разрушение крист митохондрий, появление миелиновых телец в расширенных цистернах эндоплазматической сети, увеличение свободных рибосом, разрыв клеточных мембран.

Если смерть в результате острого отравления соединениями Мышьяка наступила через несколько дней после попадания М. в организм, то при суд.-мед. исследовании трупа выявляются дистрофические изменения мышц и нервных окончаний, полнокровие мозга. При суд.-мед. исследовании трупа наиболее выраженные изменения отмечаются при жел.-киш. форме отравления.

Суд.-хим. доказательство отравления М. заключается в обнаружении М. в минерализате различных тканей внутренних органов, костей, волос, ногтей и т. д. при помощи широко употребляемых хим. реакций на М.— пробы Марша и реакции с диэтилдитиокарбаматом серебра в пиридине. Т. к. положительную пробу Марша может давать также и сурьма (см.), то для идентификации М. кристаллы вещества, образующие серовато-черное зеркало на поверхности стекла, соскабливают, растворяют в нескольких каплях концентрированной азотной к-ты, р-р jnepe-носят на предметное стекло и добавляют хлорид цезия и йодид калия. М. в отличие от сурьмы образует сложные кристаллы в виде правильных шестилучевых звезд, окрашенных в красный цвет; при действии пиридина они растворяются, а по краям капли образуются желто-зеленые кристаллы пиридинового комплекса йодидов М. и цезия. М. в минерализате определяют в основном колориметрически в виде мышьяково-молибденового комплекса, имеющего синюю окраску. Чувствительность метода ок. 0,5 мг М. в анализируемом объеме. В практике суд.-мед. экспертизы используют также нейтронно-активационный анализ (см. Активационный анализ) для обнаружения и количественного определения в организме М. по образованию его изотопа 76As в результате облучения нейтронами соответствующих образцов содержащих М. тканей.

Препараты мышьяка

Лечебные свойства соединений Мышьяка были известны еще в Древней Греции и Древнем Риме. В начале 20 в. препараты М. ввел в мед. практику в качестве лекарственных средств П. Эрлих. С леч. целью использовали как неорганические, так и органические соединения М. К неорганическим препаратам М. относят соединения As(III) — мышьяковистый ангидрид (Acidum arsenicosum anhydricum), р-р калия арсенита (Liquor Kalii arsenitis) и соединения As(V), в основном это натрия арсенат (Natrii arsenas). К органическим соединениям М., использовавшимся в качестве лекарственных средств, относят соединения As(III)—новарсенол (см.), миарсенол (см.) и соединение As(V)— осарсол (см.).

Препараты Мышьяка при местном применении могут проникать через эпителий и вызывать некротическое повреждение тканей. Водорастворимые соединения М. оказывают меньшее местное действие. Органические соединения As(III) меньше всасываются в жел.-киш. тракте, чем соединения As(V). Системные эффекты препаратов М. проявляются сосудорасширяющим действием, повышением проницаемости сосудов жел.-киш. тракта и ц. н. с. В терапевтических дозах неорганические соединения М. оказывают нек-рое стимулирующее действие на эритропоэз, а в больших дозах — угнетают лейкопоэз. В результате раннего токсического действия неорганических препаратов М. появляются скрытые отеки в результате повреждения стенок капилляров, что приводит к увеличению веса и ошибочно расценивается как тонизирующий эффект. Органические соединения М. обладают химиотерапевтической активностью в отношении спирохет, лейшманий, дизентерийных амеб, трипаносом, малярийных плазмодиев, трихомонад, нек-рых гельминтов. Избирательность химиотерапевтического действия препаратов М. объясняют их преимущественным проникновением в клетки паразита, чем хозяина, и большей чувствительностью SH-ферментов паразитов к действию М.

Однако ввиду высокой токсичности применение препаратов М. все более ограничивается. Из всех препаратов М. чаще всего используется мышьяковистый ангидрид, к-рый применяется местно в стоматологической практике для некротизации пульпы. Р-р калия арсенита (внутрь) и 1% р-р натрия арсената для инъекций, к-рый в сочетании со стрихнином входит также в препарат «Дуплекс», иногда применяют при легких формах анемии и для общеукрепляющей терапии.

Для лечения сифилиса ранее широко применялись новарсенол, миарсенол и осарсол в комплексе с другими противосифилитическими средствами. Однако они вытеснены антибиотиками, обладающими более высокой активностью и меньшей токсичностью.

Противопоказаний к применению препаратов М. много: индивидуальная непереносимость, острые инф. болезни (грипп, ангина и др.), язвенные процессы в жел.-киш. трак-те, болезни сердца и сосудов, гепатиты, заболевания почек, щитовидной железы, надпочечников, диабет, геморрагические диатезы, тяжелые формы анемии, туберкулез, заболевания ц. н. с., эпилепсия, болезни зрительного аппарата, хрон, интоксикации алкоголем, ртутью и свинцом.

Обладая достаточно высокой токсичностью, препараты М. даже в терапевтических дозах нередко вызывают тяжелые побочные реакции. Побочное действие препаратов М. проявляется прежде всего в отношении быстро пролиферирующих тканей (слизистая оболочка желудочно-кишечного тракта, костный мозг) и высокоспециализированных клеток (нейроны, клетки почечных канальцев). У больных после внутривенного и внутримышечного введения препаратов М. могут развиться явления острого отравления: коллапс, головная боль, тошнота, рвота. При неоднократном приеме препаратов Мышьяка могут появиться признаки хронического отравления М.

Читайте также:  Индивидуальная карта учета выдачи средств индивидуальной защиты

Библиография: Вредные вещества в промышленности, под ред. Н- В. Лазарева и И. Д. Гадаскиной, т. 3, с. 214, Л., 1977; Глинка Н. Л. Общая химия, с. 424, М., 1978: Израель Б. Е. и Пожариский Ф. И. Мышьяковистый водород, М., 1947; Крылова А.Н. Исследование биологического материала на «металлические» яды дробным методом, с. 66, М., 1975; Левин В. И. Получение радиоактивных изотопов, М., 1972; Машковский М. Д. Лекарственные средства, т. 2, с. 87, 301, М., 1977; Многотомное руководство по патологической анатомии, под ред. А. И. Струкова, т. 8, кн. 1, с. 185, М.. 1962; Неницеску К. Д. Общая химия, пер. с румын., с. 442, М., 1968; Неотложная помощь при острых отравлениях, под ред. С. Н. Голикова, с. 121 и др., М., 1977; Нормы радиационной безопасности (НРБ-76), М., 1978; Профессиональные болезни, под ред. А. А. Летавета, с. 208, М., 1973; Серебров А. И. и Данецкая О. Л. Профессиональные новообразования, Л., 1976; Судебная медицина, под ред. В. М. Смольянинова, с. 242, М., 1975; Хевеши Г. Радиоактивные индикаторы, пер. с англ., М., 1950; Швайкова М. Д. Токсикологическая химия, с. 325, М., 1975; Frejaville J. P. e. a. Intoxication aigue par les derives arsenicaux, Ann. Med. interne, t. 123, p. 713, 1972; Hine C. H., Pinto S. S. a. Nelson K. W. Medical problems associated with arsenic exposure, J. occup. Med., v. 19, p. 391, 1977; Lederer С. M., Hollander J. M. a. Perlman I. Table of isotopes, N. Y., 1967; Le Quesne P. M, a. McLeod J. G. Peripheral neuropathy following a single exposure to arsenic, J. neurol. Sci., v. 32, p. 437, 1977; Mappes R. Versuche zur Ausscheidung von Arsen in Urin, Int.Arch, occup. environm. Hlth, v. 40, p. 267, 1977; The pharmacological basis of therapeutics, ed. by L. S. Goodman a. A. Gilman, p. 943, N. Y. a. o., 1975.

В. А. Книжников; В. В. Бочкарев (рад ), Л. Н. Зимина (пат. ан.), E. Н. Марченко (гиг.), А. Ф. Рубцов (суд.), Л. А. Серебряков (фарм.).

Источник

Мышьяк как лекарственное средство

Триоксид мышьяка (As2O3) является своеобразным цитостатическим препаратом. Многие столетия соединения мышьяка использовали в качестве яда. Есть сообщения, что в Древней Греции и Древнем Риме он применялся как лекарственное средство. Многие средства традиционной китайской медицины, рецептура которых известна в течение тысячелетий, включают в свой состав препараты мышьяка. В Западной Европе первые упоминания об этом препарате в медицинской литературе относятся к XVII в. В конце XIX — начале XX столетия калиевая соль мышьяка (раствор Фаулера для внутреннего применения) использовалась для снижения содержания лейкоцитов у больных хроническим миелолейкозом.

В 1909 г. Пауль Эрлих разработал препарат, составляющим которого являлась органическая соль мышьяка (арсфенамин, сальварсан). Это соединение было высокоэффективно в лечении больных сифилисом. Другие органические соли мышьяка, например меларсопрол, до сих пор используются при некоторых тяжелых инфекционных заболеваниях (африканский трипаносомоз, протекающий с поражением ЦНС, — «сонная» болезнь). Соли мышьяка уже в течение многих десятилетий применяются в стоматологии. В справочнике «Лекарственные средства» М. Д. Машковского натриевая соль мышьяка рекомендуется как укрепляющее и тонизирующее средство, как препарат для лечения псориаза, причем применяется раствор для подкожного введения.

Интересно, что первое описание успешного излечения больного острым миелоидным лейкозом (ОМЛ) в 1930 г. также связано с использованием мышьяка в сочетании с радиотерапией.

В конце 60-х — начале 70-х годов группа исследователей из Харбинского университета изучала эффективность различных средств, издавна используемых традиционной китайской медициной для лечения больных раком. В 1970 г. этими исследователями был выделен препарат, который обладал определенной активностью в отношении рака кожи, основным действующим компонентом его был порошок мышьяковистого ангидрида. В этом северо-восточном регионе Китая в тот период не было никаких других противоопухолевых лекарственных препаратов, поэтому мышьяк стали широко назначать всем больным с любым раковым заболеванием. С учетом высокой токсичности препаратов мышьяка, принимаемых внутрь, была разработана внутривенная форма. С марта 1971 г. внутривенный триоксид мышьяка использовали в лечении более тысячи пациентов с различными злокачественными заболеваниями.

После анализа эффективности этого средства при различных формах рака были получены убедительные данные об исключительно высоких результатах в лечении больных с острым промиелоцитарным лейкозом.

Мышьяк вводили раз в день в виде продолжительной внутривенной инфузии в дозе 10 мг на 500 мл 5 % раствора глюкозы до достижения эффекта. Установлено, что 28,2 % (9 из 32) пациентов с ОПЛ прожили без рецидива более 10 лет. Полные ремиссии, по данным двух групп китайских исследователей, достигнуты у 65,6 и 84 % больных без миелосупрессии и выраженных токсических осложнений. Эти результаты были опубликованы в начале 90-х годов в китайских медицинских журналах.

Первая публикация в международной печати из Китая по поводу эффективности малых доз триоксида мышьяка, вводимого внутривенно, у больных острым промиелоцитарным лейкозом (ОПЛ) появилась в 1998 г.. Авторы представили результаты лечения 15 больных с рецидивами острого промиелоцитарного лейкоза. У 14 из 15 больных была достигнута вторая и последующие ремиссии (у 4 пациентов были 2 и 3 рецидива), причем у 9 (90 %) из 10 только на фоне применения триоксида мышьяка. В 5 случаях назначали цитостатические препараты из-за развития гиперлейкоцитоза.

Продолжительность курса лечения до достижения ремиссии составила 30 дней (28—54 дня) при суммарной дозе мышьяка — 300 мг (280— 540 мг). После первого курса из 10 больных, которым проводилось исследование на наличие транскрипта PML-RARa, у 9 он продолжал определяться. Всем больным выполнен второй курс консолидации длительностью 28 дней. Другое лечение не проводилось. В течение полутора лет наблюдения за больными отмечено 4 рецидива, т. е. безрецидивная выживаемость в течение этого времени составила 75 %. Авторы отмечают незначительное число побочных эффектов, наиболее частыми из которых стали сухость кожи, зуд, эритема (26,7 %), тошнота и отсутствие аппетита (26,7 %). Значительно реже (6,7— 13,3 %) отмечались изменения на ЭКГ и аритмии, увеличение показателей печеночных ферментов и билирубина, артралгии, мышечные боли.

Результаты исследований китайских ученых очень быстро были воспроизведены в Европе. Так, по данным французских исследователей, у 11 из 12 пациентов с рецидивом острого промиелоцитарного лейкоза (ОПЛ) была достигнута полная ремиссия, причем у 8 из 11 молекулярная. Аналогичные результаты представили американские авторы. У 28 из 40 пациентов с рецидивами острого промиелоцитарного лейкоза (ОПЛ) после химиотерапии в сочетании с ATRA получена полная ремиссия. Продолжительность индукционной терапии составила в среднем 53 дня (28— 85 дней). Всем больным, у кого была получена ремиссия, выполнен трехнедельный курс консолидации через 3—6 нед после завершения индукции.

Доза ежедневно вводимого мышьяка во всех курсах составила 0,15 мг/кг в день. Половине больных позже была выполнена ТКМ, а другой половине продолжали проводить поддерживающую терапию мышьяком. При среднем времени наблюдения 16 мес (10— 25 мес) 27 из 40 больных живы. Полная ремиссия сохраняется у 23 из 28 больных, причем медиана ее продолжительности составляет 16 мес (10—25 мес). Авторы указали на развитие следующих побочных эффектов: удлинение интервала Q—T на ЭКГ у 38 % больных и развитие так называемого ATRA-подобного синдрома — синдрома дифференцировки опухолевых клеток острого промиелоцитарного лейкоза (23 %).

Этот синдром характеризовался лихорадкой, одышкой, задержкой жидкости, плевральным выпотом, перикардиальным выпотом, лейкоцитозом. Намного чаще, чем в китайском исследовании (40 % против 13,3 %), отмечались такие побочные эффекты, как слабость, тошнота, отсутствие аппетита, диарея, отеки, головные боли, бессонница, кашель, гипомагниемия, гипергликемия. Возможно, это связано либо с этническими особенностями в переносимости лекарственных препаратов, либо с несколько большей дозой вводимого мышьяка: не 10 мг для каждого больного, а из расчета 0,15 мг/кг в день. Триоксид мышьяка стали широко применять в качестве терапии второй линии у больных острым промиелоцитарным лейкозом, и оказалось, что частота возникновения побочных эффектов, действительно, достаточно высока. Наиболее тревожными осложнениями являются кардиальные. Описана внезапная смерть 3 из 10 пациентов острым промиелоцитарным лейкозом на фоне терапии триоксидом мышьяка.

Авторы подчеркивают очень высокую эффективность терапии триоксидом мышьяка: у 6 из 7 пациентов, получивших лечение, достигнута полная молекулярная и цитогенетическая ремиссия острого промиелоцитарного лейкоза. Многие исследователи рекомендуют только стационарное лечение триоксидом мышьяка при обязательном мониторировании ЭКГ, показателей печеночной функции, неврологической симптоматики.

Редактор: Искандер Милевски. Дата обновления публикации: 18.3.2021

Источник