Меню

Какие выразительно изобразительные средства языка использует автор в произведении собачье сердце



Булгаков собачье сердце средсива художественной выразительности

Примеры средств художественной выразительности в повести М.Булгакова «Собачье сердце».

Лексический повтор: Пропал я, пропал; теперь вою, вою; ах, люди, люди;

Риторические вопросы: спрашивается, чем я их буду лечить? А теперь куда пойдешь? Не били вас по заду сапогом?

Риторические восклицания: О, мой властитель!

Эпитеты: тело мое изломанное, битое;

Синекдоха: Повар попадается разный.

Сравнение: с усами седыми, пушистыми и лихими, как у французских рыцарей; смотрел на вошедших, как полководец на врагов; гремел он подобно древнему пророку.

Метафора: сверкнул золотыми ободками глаз;

Звукоподражание: Фить-фить,— посвистал господин;

Ирония: Целую штаны, мой благодетель! пес сидел в тени скатерти с видом часового у порохового склада

Метонимия: придется делиться моссельпромовским изделием; Галун швейцара скрылся внизу.

Фразеологизм: глаза бы мои не смотрели;

Події відбуваються 1241 року. Боярин Тугар Вовк прибуває з дочкою Мирославою у Тухольщину в Карпатах, де князь подарував йому землі. Максим, син місцевого старійшини Захара Беркута, та боярська дочка закохалися, — та Тугар Вовк категорично проти їхніх стосунків. Боярин, намагаючись узурпувати владу, вступає у конфлікт з общиною тухольців, які звикли жити незалежно. Протистояння досягає апогею, коли Тугар Вовк під час ради вбиває Митька Вояку, котрий мав свідчити проти нього, — і громада проганяє вбивцю. Залишивши загін воїнів охороняти свій дім, боярин з Мирославою їде до монголів, на сторону яких переметнувся ще під час битви на Калці.Згодом Тугар Вовк супроводжує десятитисячне монгольське військо під командуванням Бурунди-бегадира, яке вирушило на тухольський перевал. У зіткненні з передовими монгольськими загонами Максим Беркут попадає в полон. До тухольської общини прибуває підмога з сусідніх громад, а також Мирослава, яка переказує план Максима по перемозі та знищенню монголів. Тухольці пускають загарбників у долину села, і перекривають вихід. Монголи безуспішно пробують прорватися. А невдовзі за порадою Захара Беркута перекрито потік, — і долина села, в якій знаходяться монголи, починає затоплюватись. Бурунда пропонує обміняти життя Максима на свободу, але йому відмовляють. Тоді він замахується, щоб вбити полоненого, але Тугар Вовк відрубує йому руку, рятуючи Максима.Тугар Вовк, Бурунда та десятитисячне військо монголів мертве, а Максиму вдається врятуватись. Відчуваючи що помирає, Захар Беркут виголошує пророчі слова: громадську єдність, завдяки якій було здобуто перемогу, буде втрачено, — лихі часи настануть для народу, але з часом відродиться вона, і настануть щасливі часи її відродження. У кінці твору автор риторично запитує, чи не настала та щаслива доба, про яку, помираючи, говорив старий Захар Беркут.

A) Гринев 4) честность, благородство, смелость, чувствительность

Б) Пугачев 2) жесткость в сочетании с благодарностью и великодушием

B) Савельич 1) преданность, забота, житейская мудрость

5) ПЕРСОНАЖИ ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА

A) Гринев 2) избегает тюрьмы и каторги, помилованный Императрицей

Б) Пугачев 4) осужден на смертную казнь

B) Савельич 1) сопровождает освобожденную из Белогорской крепости Машу домой

Источник

Особенности языка повести М.А.Булгакова «Собачье сердце»

Особенности языка повести М.А.Булгакова «Собачье сердце»

Художественная литература – это словесное искусство. Как и всякое искусство, она призвана обслуживать широкие слои населения. Воздействуя на читателей, она формирует общественное сознание, содействует воспитанию идеологии общества. Язык художественной литературы обладает эстетической значимостью. Имея своё совершенно особое назначение и свои языковые приёмы, художественная литература имеет и свой функциональный стиль. Его основные отличительные черты:

1. Использование бытовой разговорной, диалектной, просторечной лексики, фразеологии, пословиц и поговорок.

2. Широкое использование слов и выражений в переносном значении, что создаёт основу образности языка.

3. Употребление терминов, понятных разным слоям читателей. Особые приёмы введения в текст терминов, отличные от приёмов их введения в научный текст.

4. Широкое использование многозначности морфологических форм слов при создании синтаксических конструкций.

5. Выделение в художественной прозе двух речевых слоёв: авторского повествования и речи персонажей.

6. Создание драматических произведений.

7. Создание стиха.

8. Использование разнообразных синтаксических конструкций, свойственных разговорной речи.

Авторское повествование художественной прозы отражает литературные нормы языка своего времени. В речи действующих лиц возможны отступления от норм литературного языка.

Итак, язык художественной литературы имеет свои типичные черты, выделяющие его в один из наиболее значимых функциональных стилей.

Рассмотрим особенности использования возможностей художественного стиля в повести М.А.Булгакова «Собачье сердце».

Повесть «Собачье сердце», написанная в 1925 году, — одно из самых известных сатирических произведений М.А.Булгакова. Критики воспринимают это произведение по-разному. Одни видят в нём политический памфлет, в котором образ Шарикова трактуется как пародия на пролетариат. Другие высказывают мнение о том, что писатель отстаивал свой взгляд на интеллигенцию. Третьи называют повесть научно-фантастической антиутопией о возможности создания нового человека в новых социальных условиях и подчёркивают её глубокое философское содержание.

Неоднозначность произведения, многообразие поставленных в нём проблем объясняют богатство и оригинальность художественных средств, используемых Булгаковым для их освещения.

Повествование в «Собачьем сердце» ведётся от лица трёх героев: пса Шарика, доктора Борменталя и остроумного рассказчика.

Увиденное Шариком облекается автором в монологическую форму выражения мыслей. Разговорная манера пса более свободна, чем это может позволить себе автор. В ней широко использованы целые пласты разговорной лексики, свойственной поколению Климов Чугункиных и Шариковых:

«Вьюга в подворотне поёт мне отходную…» [2,454]

«Неужели я обожру Совет Народного Хозяйства…»[2,454]

«Дворники из всех пролетариев – наигнуснейшая мразь…»[2,455]

«Они же, мерзавцы, из вонючей солонины щи варят…а те бегут, жрут, лакают».[2,455]

«Ну вас к чёрту, — мутно подумал он…»[2,469]

«Похабная квартирка, — подумал пёс, — …а сова эта дрянь…Наглая».[2,470]

«Так свезло мне, так свезло…»[2,545]

В разговорную манеру персонажей автор вводит выражения, свойственные их социальному статусу. Например, в речи Швондера использованы слова и выражения, характерные для поколения зарождающейся бюрократии:

«Мы…пришли к вам после общего собрания дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир дома».[2,471]

«Общее собрание дома просит вас добровольно, в порядке трудовой дисциплины, отказаться от столовой».[2,472]

«Тогда, профессор, ввиду вашего упорного противодействия…мы подаём на вас жалобу в высшие инстанции».[2,473]

В речи профессора Преображенского слышны отголоски старой русской интеллигенции с её любовью к порядку, хорошим манерам, театру:

«…а вас, милостивый государь, попрошу снять свой головной убор».[2,471]

«…покорнейше прошу вас вернуться к вашим делам…»[2,473]

«Вы позволите, господа?»[2,475]

«Я враг необоснованных гипотез».[2,478]

«Вот, доктор, что получается, когда исследователь…форсирует вопрос и приподымает завесу!»[2,530]

«Доживите до старости с чистыми руками»[2,532]

Речь доктора Борменталя – это речь образованного, интеллигентного, немного наивного человека. Он восхищён гениальностью профессора и не скрывает этого:

«Поверьте, Филипп Филиппович, вы для меня гораздо больше, чем профессор-учитель…Моё безмерное уважение к вам…»[2,528]

Читайте также:  Корейское средство для мытья посуды зеленый чай

«Филипп Филиппович, вы – величина мирового значения…»[2,529]

«Вы – первый не только в Москве, но и в Лондоне и в Оксфорде…»[2.529]

Научность эксперимента, проводимого профессором Преображенским, объясняет использование в повести лексики и терминологии, свойственной научному стилю. В основном специальные слова и термины встречаются при описании операции и в дневнике доктора Борменталя: адреналин, турецкое седло, семенные железы, торзионный пинцет, полушария мозга, нитевидный пульс, хлороформенный наркоз, физиологическая жидкость, трепанация черепной крыши, комбинированная пересадка гипофиза, смертельный исход, похолодание конечностей и т.д.[2,494-500]

Способы введения в текст терминов от приёмов введения их в научное сочинение. Обращает внимание нарочито упрощённый подход к описанию сложнейшей операции. Термины соседствуют с общеупотребительными словами, а порой и с разговорными элементами: маленький брюхатый ножик, крючья, ножницы, какие-то скобки, семенные железы с какими-то обрывками, ампула с жёлтой жидкостью, Ф.Ф. промычал, прорычал, отвалился, как сытый вампир, и т.д.[2, 491-494]

В дневниковых записях Борменталя наряду с точностью учёного сквозит растерянность обыкновенного человека перед необъяснимым и несущим опасность:

«Ругань эта методическая…Она носит несколько фонографический характер… А впрочем, я не психиатр, чёрт меня возьми!»[2,498]

«О, дивное подтверждение эволюционной теории. Теперь я, проходя по улице, с тайным ужасом смотрю на встречных псов. Бог их знает, что у них творится в мозгах».[2,500]

Речь автора – это речь остроумного рассказчика, в которой сочетаются элементы разговорного и художественного стилей. Например, во второй главе автор иронично рассказывает о мясной торговле в Москве, в третьей и четвёртой главах – о квартире Филиппа Филипповича, причём авторские описания переплетаются с мыслями и впечатлениями Шарика, видимо, для того, чтобы оправдать нарочито разговорный тон повествования. Описание обеда в доме профессора, выполненное в художественном стиле, становится гимном восхищению и благоговению Шарика: «На разрисованных райскими цветами тарелках с чёрною широкою каймою лежала тонкими ломтиками нарезанная сёмга, маринованные угри. На тяжёлой доске кусок сыру в слезах, а в серебряной кадушке, обложенной снегом, — икра. Меж тарелками несколько рюмочек и три хрустальных графинчика с разноцветными водками. Все эти предметы помещались на маленьком мраморном столике, уютно присоседившемся у громадного резного дуба буфета, изрыгавшего пучки стеклянного и серебряного света. Посредине комнаты – тяжёлый, как гробница, стол, накрытый белой скатертью, а на нём два прибора, салфетки, свёрнутые в виде папских тиар, и три тёмных бутылки».[2,475-476]

Всё сказанное выше свидетельствует о высочайшем мастерстве Булгакова-художника слова, сумевшего создать высокохудожественное произведение, органически сочетающее в себе элементы разных стилей с целью воссоздания колорита эпохи и подтверждения позиции автора.

Важнейшими стилевыми чертами художественной литературы, помимо образности, являются эмоциональность и экспрессивность. Такое воздействие художественной речи достигается, прежде всего, использованием изобразительно-выразительных средств языка.

К изобразительным средствам языка относятся те, что ассоциативно связаны со зрительными, слуховыми, вкусовыми, обонятельными и осязательными ощущениями. Это тропы.

Троп – это оборот речи, в котором слово или выражение употреблено в переносном значении в целях достижения большей художественной выразительности. В основе тропа лежит сопоставление двух понятий, которые представляются нашему сознанию близкими в каком-либо отношении. Наиболее распространённые виды тропов: аллегория, гипербола, ирония, литота, метафора, метонимия, олицетворение, перифраза, синекдоха, сравнение, эпитет.

Повествование в «Собачьем сердце» построено на приёме распространённой аллегории. Это троп, заключающийся в иносказательном изображении отвлечённого понятия при помощи конкретного жизненного образа. Широкий иносказательный фон повествования, преувеличенность, а порой и гротескность изображаемого объясняют обилие слов и выражений, употреблённых в переносном значении.

Приведём примеры некоторых из них.

Г и п е р б о л а – образное выражение, содержащее непомерное преувеличение размера, силы, значения и т.д. какого-либо предмета или явления:

«Вы гляньте когда-нибудь на его рожу: ведь он поперёк себя шире».[2,454]

«Свет заливал целую бездну предметов…»[2,469]

«…сверкал миллионом снежных блёсток…»[2.483]

«Набравшись сил после сытного обеда, гремел он подобно древнему пророку…»[2,480]

И р о н и я – троп, состоящий в употреблении слов и выражений в смысле, обратном буквальному, с целью насмешки:

«Кирпичом по рёбрам получали? Кушано достаточно».[2.454]

«…какой-то долговязый с обрубленным хвостом дворняга облаял его «барской сволочью» и «шестёркой»».[2,484]

«Этот знаменитый момент и следует считать началом шариковского образования».[2.461]

М е т а ф о р а – употребление слова в переносном значении на основе сходства в каком-либо отношении двух предметов или явлений:

«Тьма щёлкнула и превратилась в ослепительный день».[2,463]

«…во время верчения кругом него порхали стены, уставленные шкафами…, запрыгал белый передник…»[2,463]

«Туча осколков вылетела с громом и звоном, выпрыгнула пузатая банка с рыжей гадостью».[2,463]

«Морщины расползались на лице у фрукта…»[2,460]

«…бок сладостно молчал».[2,464]

«тяжкая дума терзала его высокий с влизами лоб».[2,523]

«Шариков с неясным страхом заглянул в дуло на лице Борменталя».[2,541]

М е т о н и м и я – употребление названия одного предмета вместо названия другого на основании внешней или внутренней связи между ними:

«Галун швейцара скрылся внизу».[2.465]

«Опять загремела вода, колыхнулась шляпа с перьями».[2,469]

«Он оскалил фарфоровые и золотые коронки…»[2.492]

«Хозяин вваливался в чёрно-бурой лисе…»[2,483]

«Туча ходила вокруг ассистента, и левая его рука с папироской чуть вздрагивала…»[2,541]

О л и ц е т в о р е н и е – троп, состоящий в приписывании неодушевлённым предметам признаков и свойств живых существ:

«Вся кухня громыхала запахами, клокотала и шипела в закрытых сосудах…»[2,485]

«Ведьма сухая метель загремела воротами и помелом съездила по уху барышни».[2,456]

«Не снимая коричневых перчаток, размотал бумагу, которой тотчас овладела метель…»[2,468]

П е р и ф р а з а – троп, состоящий в замене названия лица, предмета или явления описанием их существенных признаков или указанием на их характерные черты:

«А вы сегодня завтракали, вы, величина мирового значения…»[2,458]

«…как бы не утратить в сутолоке чудесного видения в шубе и чем-нибудь выразить ему любовь и преданность».[2,458]

«Живодёр в позументе».[2,459]

«Важный пёсий благотворитель круто повернулся на ступеньке…»[2,460]

«На голове у фрукта росли совершенно зелёные волосы».[2,466]

«Укушенный последовал его примеру…»[2,476]

«А мы пока этого уличного неврастеника понаблюдаем…»[2,482]

«По вечерам божество помещалось в кресле…»[2,480]

«Ф.Ф. захохотал так, что в его рту засверкал золотой частокол».[2,519]

С и н е к д о х а – перенос значения с одного явления на другое по признаку количественного отношения между ними:

«Мы в университетах не обучались, в квартирах по пятнадцать комнат с ванными не жили».[2,505]

С р а в н е н и е – троп, состоящий в уподоблении одного предмета другому на основании общего у них признака:

Читайте также:  Болит голеностопный сустав как лечить народными средствами

«Пёс пополз, как змея, на брюхе, обливаясь слезами».[2,457]

«…юбка женщины запахла, как ландыш».2,462]

«На борту…пиджака, как глаз, торчал драгоценный камень».[2,466]

«…потом появилась лысая, как тарелка, голова…»[2,469]

«…подворотня растаяла, как мерзкое сновидение, и более не вернулась».[2,482]

«…дребезжащим, как сковорода, голосом подпел пациент…»[2.467]

«Затем высокое стекло…треснуло червивой трещиной…»[2,511]

«…чёрная голова Шарикова в салфетке сидела, как муха в сметане».[2.519]

«Гробовое молчание застыло в приёмной, как желе».[2,544]

Э п и т е т – художественное, образное определение. Истинно художественный эпитет должен возникать на переносном значении слова, его называют метафорическим:

«Тьма щёлкнула и превратилась в ослепительный день».[2,463]

«…и в серебряной кадушке, обложенной снегом, — икра».[2,475]

«…густая и важная…ночь с одинокой звездой».[2.485]

«…железным голосом отозвался Борменталь…» [ 2.536 ]

Полной противоположностью метафорическому эпитету является постоянный эпитет, который характерен для устного народного творчества. Он не содержит индивидуальной характеристики предмета или явления. В художественной литературе, за исключением случаев, когда это делается в особых стилистических целях, постоянные эпитеты неупотребительны.

Есть ещё один вид эпитета, который не даёт объективированной характеристики предмета или явления, а выражает лишь личное отношение автора. Некоторые исследователи называют его не лирическим, а аффектированным:

«Страшные чёрные мешки сидели у неё под глазами, а щёки были кукольно-румяного цвета».[2.468]

«В отвратительной мутной и едкой жиже…лежали человеческие мозги».[2,486]

«…скверный мутящий запах разлился от него».[2,489]

«Полезли сумерки, скверные, настороженные…»[2.542]

«С сосущим нехорошим сердцем вернулся в грузовик Полиграф Полиграфович».[2.540]

Проведённое исследование позволяет сделать следующие выводы:

1. Сатирический характер повести «Собачье сердце» вызывает необходимость языковых средств, имеющих метафорическую природу, то есть построенных на принципе переноса свойств с одного предмета или явления на другое.

2. М.А.Булгаков широко использует практически весь персонал изобразительных средств, начиная с тех, что охватывают целые страницы (аллегорический фон, ироничное повествование, гротескное изображение) и до мельчайших деталей, приобретающих метафорическое звучание.

3. Использованные писателем в произведении тропы носят не столько лирический характер, сколько являются аффектированным средством выражения авторской позиции.

Выразительные средства языка способствуют усилению общего впечатления, большей резкости общего восприятия. Самыми распространёнными выразительными средствами являются стилистические фигуры. Фигура речи – это оборот, стилистическое построение, используемое для усиления выразительности высказывания. Наиболее распространённые фигуры речи: анафора, антитеза, бессоюзие, градация, инверсия, многословие, умолчание, эллипсис, эпифора. Стилистические фигуры основаны преимущественно на синтаксических ходах.

Приведём примеры наиболее употребительных стилистических фигур в повести «Собачье сердце».

А н т и т е з а – стилистическая фигура, служащая для усиления выразительности речи путём резкого противопоставления понятий, мыслей, образов:

«- Позвольте, профессор, — сказал Швондер, то вспыхивая, то угасая…»[2,474]

Антитеза может распространяться на целый диалог. Например, знаменитый диалог между Филиппом Филипповичем и Швондером во второй главе повести представляет собой развёрнутую антитезу не только образов, но и идей, перерастая в политическую дискуссию:

«- Вы ненавистник пролетариата…

— Да, я не люблю пролетариата, — печально согласился Филипп Филиппович».[2,475]

Особым видом антитезы является оксюморон.

О к с ю м о р о н – стилистическая фигура, состоящая в соединении двух понятий, противоречащих друг другу, логически исключающих одно другое:

«…его лицо нежно побагровело».[2,472]

«Да вы напрасно его прелестным ругаете».[2,507]

«…сидит изумительная дрянь в доме, как нарыв».[2,522]

«Что это за сияющая чепуха?»[2,504]

«Когда его отводили спать, он нежно и мелодически ругался скверными словами…»[2,527]

Г р а д а ц и я – стилистическая фигура, состоящая в таком расположении частей высказывания, при котором каждая последующая заключает в себе усиливающее смысловое или эмоционально-экспрессивное значение, благодаря чему создаётся возрастание производимого им впечатления:

«…бросилась барышня в атаку…, и на улице начало её вертеть, рвать, раскидывать, потом завинтило снежным винтом, и она пропала».[2,456]

«Запах омолодил меня, поднял с брюха, стеснил двое суток пустующий желудок, запах, победивший больницу, райский запах рубленой лошади с чесноком и перцем».[2,457]

И н в е р с и я – расположение членов предложения в особом порядке, нарушающее обычный порядок, с целью усиления выразительности речи:

«А по какому обвинению, смею спросить, и кого?»[2,543]

«- Ведро ему, негодяю, из смотровой дать!»[2.527]

«- Член жилищного товарищества, и жилплощадь мне полагается определённо в квартире номер пять у ответственного съёмщика Преображенского в шестнадцать квадратных аршин…»[2,525]

Р и т о р и ч е с к и й в о п р о с – предложение, содержащее утверждение или отрицание в форме вопроса, на который не ожидается ответ:

«Битый, обваренный, оплёванный, куда я пойду?»

«Вы, может быть, предпочитаете снова бегать по помойкам?»[2,505]

«…завтра появятся язвы, и, спрашивается, чем я их буду лечить?»[2,454]

Э л л и п с и с – пропуск элемента высказывания, легко восстанавливаемый в данном контексте или ситуации. Эллиптические предложения чаще всего встречаются в разговорной речи, придавая ей то стремительность, то резкость, отрывистость. При всех случаях эллипса фраза бывает напряжённой:

«Погоди-ка, не вертись, фить…да не вертись, дурачок. Гм…это не парши…да стой ты, чёрт…гм…»[2.462]

«Ба…батюшки! Вот так пёс!» [ 2,463 ]

«- Переписка – называется…как его. Энгельса с этим чёртом… В печку её!» [ 2,522 ]

У м о л ч а н и е – фигура, близкая к эллипсису. Это оборот речи, заключающийся в том, что автор не до конца выражает мысль, предоставляя читателю самому догадаться, что именно осталось невысказанным. Ею пользуются в художественной литературе чаще всего для передачи бессвязной речи, которую можно наблюдать в повседневной жизни. Умолчание по количеству опускаемых слов больше эллипсиса:

«- Сюда? С удово… Э, нет! Позвольте. Нет. Тут швейцар».[2.459]

«Не забывайте, что вы…э…гм…вы ведь, так сказать, неожиданно появившееся существо…»[2,507]

«И если только вы…узнаю, что сократили, я вас…собственными руками здесь же пристрелю!»[2,539]

А н а ф о р а – стилистическая фигура, заключающаяся в повторении одних и тех же элементов в начале каждого параллельного ряда (стиха, строфы, прозаического отрывка). Анафора бывает звуковая, морфемная, лексическая и синтаксическая. Лексическая анафора – это повторение одних и тех же слов:

«Не нравится мне, не нравится, — пёс обиженно нахмурился…»[2,488]

«Так свезло мне, так свезло, — думал он, задрёмывая, — просто неописуемо свезло».[2.545]

Синтаксическая анафора – это повторение одних и тех же синтаксических конструкций:

«Так я говорю: почему…все стали ходить в грязных калошах и валенках по мраморной лестнице? Почему калоши до сих пор нужно запирать под замок. Почему убрали ковёр с парадной лестницы? Почему пролетарий не может оставить свои калоши внизу, а пачкает мрамор?»[2,479]

Читайте также:  Дезинфицирующие средства которые убивают запах

Э п и ф о р а – стилистическая фигура, противоположная анафоре, заключающаяся в повторении одних и тех же элементов в конце каждого параллельного ряда:

«- Отлично, — послышался его голос, — сейчас же везите, сейчас же!»[2,467]

«Доктор Борменталь, умоляю вас, скорей, скорей!»[2,488]

Специфика выразительных средств, выбранных Булгаковым, объясняется преимущественно разговорным языковым фоном повести.

Стилистические фигуры, основанные на синтаксических ходах, не только помогают автору добиться жизненной правдивости образов, но и создать ощущение масштабности, грандиозности событий, страшных по своей сути. Вершиной выразительности является приём многоголосия, несколько раз используемый писателем в повести. Например, сцена погони Шарикова за котом в квартире профессора:

«В отдалении глухо треснуло стекло, затем вспорхнул заглушённый женский визг и тотчас потух. Нечистая сила шаркнула по обоям в коридоре, направляясь к смотровой, там чем-то грохнуло и мгновенно пролетело обратно. Захлопали двери, и в кухне отозвался низкий крик Дарьи Петровны. Затем завыл Шариков.

— Боже мой! Ещё что-то! – закричал Филипп Филиппович.

— Кот, — сообразил Борменталь…

— Сколько раз я приказывал, котов чтобы не было! – в бешенстве закричал Филипп Филиппович…

— В ванной, в ванной, проклятый чёрт, сидит, — задыхаясь, закричала Зина.

— Открыть сию секунду!

В ответ в запертой ванной…дикий голос Шарикова глухо заревел за дверью:

— Убью на месте…» [ 2,511 ]

Мастерски, в лучших традициях сатирической литературы, выписан эпизод, заключающий рассказанную в повести историю и являющийся развязкой всего происходящего:

« — Неприличными словами не выражаться! – вдруг гаркнул пёс с кресла и встал.

Чёрный человек внезапно побледнел, уронил портфель и стал падать на бок… Произошла суматоха, и в ней отчётливо были слышны три фразы.

Филиппа Филипповича: «Валерьянки. Это обморок».

Доктора Борменталя: «Швондера я собственноручно сброшу с лестницы, если он ещё раз появится в квартире профессора Преображенского».

И Швондера: «Прошу занести эти слова в протокол».[2,545]

Границы между тропами, с одной стороны, и стилистическими фигурами, с другой, не всегда можно провести ясно и чётко. Внутри тропов и внутри стилистических фигур часто наблюдается взаимопроницаемость: один троп переходит в другой, смешивается с ним и делает затруднительным определение, какой же троп перед нами. Мы уже видели это: на примере метафорического эпитета, который иногда можно было бы считать просто метафорой; на перифразе, который может быть одновременно метафорой или мнтонимией; на гиперболе и литоте, которые могут быть выражены сравнением; на сравнении, которое может оказаться олицетворением. Не нужно думать, что тропы и стилистические фигуры – обособленно существующие приёмы речи. Напротив, троп часто бывает заключён в стилистическую фигуру. Ведь фигуры строятся преимущественно на синтаксических ходах, они рисунок, очертания; тропы же связаны с образностью, с красочностью, а не с расположением слов. Краски тропов расцвечивают рисунок стилистических фигур. Тогда и сама фигура оживает. [ 6,156-157 ]

Итак, повесть М.А.Булгакова «Собачье сердце» — гениальное сатирическое произведение, блестящий образец научно-фантастической антиутопии о возможности создания нового человека в новых социальных условиях. В ней подняты важнейшие политические и нравственные проблемы современной писателю эпохи, поставлен вопрос об интеллигенции и её месте в обществе. Оригинальность авторского замысла, глубина поставленных писателем задач потребовали столь же масштабного использования лексических, фразеологических, изобразительно-выразительных средств и возможностей языка. Мастерство Булгакова-художника заключается в том, что под его пером эти бесценные средства помогают воссоздать колорит эпохи и подтверждают авторскую позицию.

Список использованных источников

1. Д.Э.Розенталь, М.А.Теленкова. Словарь-справочник лингвистических терминов. – М., Просвещение. 1976. – 543с.

2. М.А.Булгаков. Избранные произведения в двух томах. Том 1. – Киев: Днипро. 1989. – 765с.

3. С.Н.Иконников. Стилистический анализ текста. – Киев: Радянська школа. 1982. – 191с.

4. С.Н.Иконников. Стилистика в курсе русского языка. – М.: Просвещение. 1979. – 223с.

5. Практическая стилистика русского языка. – Издательство Ростовского университета. 1971. – 194с.

6. Т.П.Крестинская, С.В.Петров. Как пользоваться словом. – Ленинград: Просвещение. – 1968. – 173с.

7. Энциклопедический словарь юного литературоведа. – М.: Педагогика. – 1988. – 415с.

Источник

сатирические приемы собачье сердце

Сатирическое содержание повести раскрывается прежде всего через систему персонажей.
Персонажи образуют своего рода антагонистические пары, позволяющие полно раскрыть основной конфликт произведения. Преображенский — Шариков, Преображенский -Швондер.

2).Портретные описания
Именно портрет позволяет составить о персонаже определенное мнение, почувствовать авторское отношение. Портретные зарисовки в повести выполнены очень своеобразно. Писатель не стремится дать исчерпывающее представление о том или ином персонаже. Напротив, в его внешности он подчеркивает наиболее яркую и выразительную деталь, но такую, что читатель может мысленно воссоздать не только внешний, но и внутренний облик человека. Вот так, например, выглядит Шариков в момент беседа с профессором: «На шее у человека был повязан ядовито-небесного цвета галстук с фальшивой рубиновой булавкой. Цвет этого галстука был настолько бросок, что время от времени, закрывая утомленные глаза, Филипп Филиппович в полной тьме то на потолке, то на стене видел пылающий факел с голубым венцом. Открывая глаза, слеп вновь, так как с полу, разбрызгивая веер света, швырялись в глаза лаковые штиблеты с белыми гетрами. »
Столь нелепый наряд Шарикова выдает в нем человека невежественного, некультурного, но в тоже время чересчур самоуверенного.

3).В качестве основного средства характеристики персонажей в повести выступают диалоги.
Со всей полнотой раскрываются в них жизненная позиция, мировосприятие столь разных людей, как Преображенский, Борменталь, Шариков, Швондер.

5).Говорящие фамилии
Булгаков был всегда внимателен к выбору имени для своих персонажей. Писателя могли привлечь подвижность, округлость, «качественность», заключенные в сатирической фамилии Шариков. А в имени Полиграф Полиграфович сатирически заострялась тенденция к сочинению новых имен, возникшая в послереволюционное десятилетие. Кроме того, нелепое имя, выбранное Шариковым, создает комический эффект.
Иногда фамилия персонажа отражает характер его деятельности: Преображенский — от глагола «преобразовывать», что подчеркивает творческий, преобразующий характер занятий профессора.

6).Важным средством в раскрытии сатирического содержания повести является язык.
Булгакову было свойственно серьезное, вдумчивое, глубоко осознанное отношение к этой стороне своих произведений. Использование Булгаковым чужого слова всегда служит знаком определенного речевого облика персонажа. Языковые особенности, лексические, интонационные -являются важным средством характеристики персонажей. Те из них, которые малосимпатичны автору, нередко изъясняются скверным русским языком, и это специально подчеркнуто писателем.

7).М. Булгаков применяет и различные приемы сатирического изображения: гротеск и гиперболу, юмор, иронию, пародию.
Особое место среди них принадлежит иронии, так как она выступает в качестве средства выражения авторской оценки. Ирония неизменно присутствует в описании персонажей повести, например, пациентов профессора Преображенского, желающих омолодиться
Иногда авторская ирония носит скрытый характер.

Источник